Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Короткометражный Фильм  (Прочитано 1401 раз)
Unharmed
Новичок
*
Сообщений: 2


Email
« : 28 Сентября 2015, 22:54:51 »

Может кому будет интересно посмотреть, снял короткометражный фильм, и сочинил для него музыку. Сам Левша.
Записан
Сапфо
САПФО
Ветеран
*****
Сообщений: 3355


Paul Is Live!!!


« Ответ #1 : 01 Июня 2019, 15:37:23 »

Рассказ из старого журнала.

Юрий Дружников. Как избавиться от клички

Записка не укладывалась в рамки разговора и поэтому обиженно лежала на зеленом сукне стола.
Спор шел о любви и дружбе. Мы перебирали записки с вопросами и тут же отвечали на них. Бумажки с вопросами, на которые был дан ответ, я бросал в картонную коробку из-под сливочных тянучек. А эта записка лежала. Как-то не цеплялась она за тему.
Из зала на нас глядели сотни три пар глаз, всё старшие классы. Диспут затянулся, записки приносили всё новые и новые, а эта лежала. Время от времени я возвращался к ней глазами. "Как избавиться от клички? Только кличку не называйте. Рыжий". Мне было неловко: человек ведь ждет ответа, а ты молчишь, будто тебе плевать на него.
Слова "избавиться" и "не называйте" подчеркнуты двумя жирными чертами. Имени нет.
Я пододвинул записку к своему соседу, учителю, бывшему моему однокласснику Вальке. Тот прочел, ухмыльнулся и, подмигнув мне, вернул клочок обратно. Дескать, выкручивайся сам. Валька с детства был простым и легким. Никаких проблем не решал и мимо любых сложностей умел проплывать с улыбкой, не задевая их.
По правде говоря, я чувствовал труднообъяснимую близость с человеком, написавшим записку. В том, что он переживает, и что это серьезно, я был почти уверен. Если бы человек не страдал от клички, думал я, стал бы он такую записку писать, да еще на диспуте о любви?!
Когда обзовут тебя в третьем классе - еще куда ни шло. А если в восьмом? Ведь в твоем восьмом непременно есть человек, который лучше всех в классе, а может, во всей школе или даже микрорайоне. И ты уже полтора месяца собираешься позвать зтого человека на каток. А когда решаешься, наконец, подойти, вдруг сзади слышишь:
- Сегодня в хоккей придешь играть, Кастрюля?..
И та, к которой ты шел долгих полтора месяца, начинает смеяться. Смеется, не может остановиться. Откуда ей знать, что в воскресенье в походе ты потерял казенную кастрюлю? Ей просто смешно. И она больше не принимает тебя всерьез.
Прочти я сейчас вслух эту записку, даже не называя прозвища человека, подписавшего ее, и всем станет так же смешно. Те, у кого нет клички, будут смеяться над теми, у кого она есть. А у кого есть, будут хохотать над собой, чтобы никто не подумал, что это их волнует. И только один человек почувствует себя несчастным, решив, что весь зал дразнит его одного.
И я опять отложил записку. Но, отвечая на другие записки, я всё время думал: не попытаться ли разыскать автора? Я стал оглядывать ряды. В зале сидят девочки и мальчики, почти взрослые и не совсем взрослые, розовые и бледные, причесанные и лохматые, с взволнованными и равнодушными глазами. Одни шепчутся, другие слушают, разинув рот. Не этот ли, с торчащими ушами - обладатель постыдной клички? Или вон тот стриженый, похожий на мышонка, который всё время шмыгает носом?
Искал, искал я и вдруг подумал: ну, найду я его, а дальше? Нет, лучше я дождусь его в дверях, отзову в сторону и скажу:
- Не расстраивайся! Подумаешь, кличка... Кличка еще не самое страшное клеймо в жизни.
А он мне:
- Вам-то не самое, у вас нет клички!
И что ему на это в двух словах в суете ответишь?
...Мой жизнерадостный одноклассник Валька, волею судеб сделавшийся учителем, объявил, наконец, диспут оконченным и, поднявшись над столом, стал показательно трясти мне руку.
А записка так и осталась без ответа.
В троллейбусе, по дороге домой, вытащил я ее из кармана и перечитал. Был, как гадалки говорят, у меня к ней свой интерес.
С шестого или, нет, с пятого класса меня все звали Рыжим.
На волейбольной площадке кричали:
- Рыжий, дай пас!
Мне звонили домой ребята, чтобы списать по телефону задачку, и говорили соседям:
- Рыжего попросите!
Прозвище прилипло так крепко, что даже близкие друзья не звали меня иначе.
Как я ни уговаривал себя, что принципиально не буду слышать это унизительное название, я невольно привык и откликался на него быстрее, чем на собственное имя. А имя у меня было неплохое: Долгорукий, Тынянов, Гагарин - мои тезки. Верней, были моими тезками. Меня ведь переименовали.
Только отчего именно в Рыжего? Отчего мне так не повезло? Мало разве на свете приличных слов? В одном нашем классе, не считая фамилий, переделанных в зверей, были всякие, даже Бонапарт. А я отчего-то Рыжий.
Надо сказать, что для возмущения у меня имелись основания: в действительности я не рыжий и рыжим никогда не был. Левшой от рождения, по наследству, был. Был еще сладкоежкой, волейболистом - только не рыжим. Волосы у меня довольно темные, сколько в зеркало ни глядись, не увидишь даже оттенка рыжины. Веснушки если и выступают, то летом, а зимой их вообще нет.
Но кличка настолько приросла ко мне, что вне ее я уже не существовал. Даже великий остряк, учитель истории Петр Васильевич, ставя мне однажды двойку, сказал:
- Ну, что же? Считаешь, рыжим история не нужна?
- За что вы зовете меня Рыжим? - взорвался как-то я.
- Оттого, что ты рыжий.
- Нет, я не рыжий!
- Рыжий!
Спорить со всеми, как и обижаться на всех, бесполезно. И я смирился.
После школы я попал в институт, а на соседнем потоке оказался парень из параллельного класса. Само собой, он звал меня по-прежнему Рыжим, и вскоре весь мой курс это отлично усвоил.
Став взрослым, я совсем перестал из-за прозвища расстраиваться. У меня даже хватило ума признаться себе, что Наташа, которая мне нравилась, начала встречаться с Вадимом не оттого, что меня звали Рыжим.
Институт я с грехом пополам высидел и пришел в КБ. Начальник назвал меня первый раз в жизни по имени и отчеству. Но кто-то из моих школьных друзей позвонил на работу и уверенно попросил к телефону Рыжего.
- Как прикажете это понимать?! - возмутился начальник КБ. Он был рыжим.
- Это меня, - хладнокровно ответил я.
Он улыбнулся:
- То-то же!
И тогда я понял, какое слово высекут на моем надгробии...
После школы прошло тринадцать лет. Как-то вечером, едва я вернулся с работы, жена сказала:
- Рыжий, тебе обрывают телефон.
- Как всегда. Просто ты отвыкла от дома за две недели.
Накануне я привез ее из больницы.
И тут же снова раздался звонок:
- Рыжий, скрываешь? Говорят, у тебя родилась дочь?
- Приезжайте, черти!
Они приехали, мои друзья, мои однокашники. Раздевались, били меня в живот и по спине, тщательно мыли руки, на цыпочках крались к двери.
Я приложил палец к губам, впустил их, и они окружили кроватку. Видели бы вы в тот момент их открытые рты, их довольные лица: у дочери моей волосы были рыжие. Они победили. Додразнили-таки меня!
Потом мы сидели на кухне и закусывали. Валька сказал:
- Старик, это я первый назвал тебя Рыжим. Помнишь, У тебя в пятом классе была рыжая байковая ковбойка?
Наверно, у меня изменился цвет лица.
- Это была не моя ковбойка, - сказал я. - Это ковбойка Быковского. Мы с ним на один день поменялись после волейбола. И потом, она была коричневая, а не рыжая!
- Извини, - смутился Валька. - Мне она показалась рыжей.
Мы пили, ели, разговаривали, и я вдруг заметил, что меня перестали звать Рыжим, а называли по имени. Мне стало как-то не по себе. У человека нормальная кличка, а его зовут непонятно как! То ли это я, то ли нет... У меня дочь рыжая, а я будто ни при чем. Что в моем имени? Да ничего! Всех так зовут. У нас в КБ семеро Юр. Если же считать с экспериментальным цехом, будет одиннадцать. А Рыжий один. Так я им и заявил. Они признали доводы вескими. И, хотя злополучная ковбойка была не моя и не рыжая, всё осталось по-старому.
Но еще через три года моя монополия пошатнулась.
Когда Валька, который стал учителем, позвонил, чтобы пригласить меня на злополучный диспут о любви и дружбе, он, естественно, спросил:
- Рыжий дома?
На что моя дочь резонно ответила:
- Рыжего нет! Есть только Рыжая!
- Извините, - опешил Валька. И после диспута Рыжим меня называть постеснялся...
Дочь мою зовут Рыжей все. И она не обижается. Ей даже приятно: ведь ей все намекают, что у нее модный цвет волос. А я переживал, собирался ее утешать тем, что одного мальчика Сашу звали мексиканской обезьяной, а он всё равно написал "Я помню чудное мгновенье" и много чего еще.
- Ладно уж, папа, - говорит мое чадо. - Так и быть: пускай ты тоже будешь Рыжим, хотя ты просто примкнувший.
- Мне завидно, что вы все такие рыжие! - говорит жена.
- А ты покрасься, - советует дочь...
Троллейбус замедлил ход, а я всё держал в руках записку. Водитель весело объявил мою остановку. Волосы у него были такого огненного цвета, что из соображений пожарной безопасности ему ни в коем случае нельзя было доверять общественный транспорт. А вот доверили. Избавили от размышлений о собственной неполноценности. Может, хоть у него в троллейбусном парке знают, как вообще избавиться от клички?
Я опустил мальчишкину записку в щель билетной кассы и сошел, помахав рукой рыжему водителю.
Записан

Мне летом на севере надо быть - а я тут торчу!..
Сапфо
САПФО
Ветеран
*****
Сообщений: 3355


Paul Is Live!!!


« Ответ #2 : 01 Июня 2019, 15:50:36 »

И еще.

Трудно левше на базаре

Рушатся торговые барьеры, увеличивается количество экономических контактов с партнерами всего мира. Как грибы, растут совместные предприятия. И вот знамение времени: школьники усерднее зубрят "Anna und Petya baden" и уже лихо произносят название столицы Франции как Пари. Прогресс, одним словом. Но, оказывается, этого недостаточно. Научившись свободно вести беседу на иностранном языке, вы, однако, можете потерять выгодную сделку, если не усвоите невербальные формы общения, а проще говоря, язык жестов разных народов.
В этом "немом" языке всё имеет свой смысл - дотронулись ли вы до руки собеседника, отодвинулись или придвинулись, выражение лица, интонация, пауза. Даже ваш костюм и его цвет могут значить разное в разных частях света.
Итальянцы и французы в беседе широко пользуются жестикуляцией, когда нужно подкрепить свою мысль или придать разговору более непринужденный характер. Ловушка состоит в том, что в разных странах один и тот же жест означает нередко прямо противоположное.
В США, например, нуль, образованный большим и указательным пальцами, говорит: "всё нормально", "всё OK". В Японии этот же жест означает просто "деньги". В Португалии и некоторых других странах он вообще воспринимается как неприличный.
Француз или итальянец, если считает какую-либо идею глупой, выразительно стучит себе по голове. Немец, шлепая себя ладонью по лбу, как бы восклицает: "Да ты с ума сошел!" А британец или испанец этим же жестом показывает, как он доволен собой. Если голландец, стуча себя по лбу, вытягивает указательный палец вверх, это означает, что он по достоинству оценил ваш ум. Палец же в сторону укажет, что "у вас, милейший, слегка поехала крыша". Немцы в знак восхищения чьей-то идеей часто поднимают вверх брови. У англичан тот же жест означает крайний скептицизм.
Считается, что наиболее экспрессивен язык жестов у французов. Восхищаясь чем-либо, француз подносит к губам три соединенных пальца, делая воздушный поцелуй. А если он потирает указательным пальцем основание носа, это предупреждение: "здесь что-то нечисто", "осторожно", "с этим человеком нельзя иметь дело" . Похожий жест в этом же значении используют итальянцы.
Европейцы в общении не придают особой роли левой или правой руке. Но будьте осторожны на Ближнем востоке - не вздумайте протянуть еду, деньги или подарок левой рукой. У тех, кто исповедует ислам (и не только), она считается нечистой, и вы можете нанести оскорбление собеседнику.
Готовясь к деловому сотрудничеству с зарубежным партнером, потрудитесь выучить и язык жестов его страны. Успех гарантирован.
Записан

Мне летом на севере надо быть - а я тут торчу!..
Форум для левшей и про левшей
   

 Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

2: include(../counters.php): failed to open stream: No such file or directory
Файл: /home/l/levsha/levshei.net/public_html/forumsmf/Themes/default/languages/Aeva.russian-utf8.php (main_below sub template - eval?)
Строка: 498